Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:15 

О новой работе замолвите слово... (часть 4, криминально-мистическая)

Nata-lie
В прошлую смену отличился Сергей - тот, который хозяин "Горца". Мы с Лёшкой паслись на улице в ожидании вечернего заезда, как вдруг на стоянку влетел белый Крузак с блатными номерами и нагло проскакал куда-то вглубь стоянки. Мы насторожились и принялись наблюдать. Из Крузака высадился Сергей, о чём-то пошептался с товарищами и нырнул в свою машину. Крузак улетел. Сергей остался. Мы с Лёшкой озадачились: ну нафига вечером приезжать на стоянку, чтобы тупо посидеть в машине? Но Сергей, очевидно, придерживался иного мнения. Он откинулся на водительском кресле, открыл дверцу и затих. Мы к нему не подходили - мало ли, отдыхает человек. Но на всякий случай в его сторону поглядывали.
Заезд шёл своим чередом, время тоже шло, а из Горца не доносилось никаких признаков разумного существования. В начале двенадцатого мы стали совершать вечерний обход - и тут дверца Хайлэндера тихонько прикрылась.
- Ага, - сказала я Лёшке. - Живой. Ну ладно.
Лёшка глубокомысленно хмыкнул.
Мы выпили чаю, потрепались за жизнь и всё это - постоянно поглядывая в сторону Горца. А надо сказать, что стоит он как раз напротив нашего окна, прямо по курсу. Только далековато, у забора. И в поле зрения камер он тоже отлично попадает.
И тут...
Из заднего пассажирского окна Хайлэндера медленно выплыла банка пива и встала на крышу. Через пару минут банка так же медленно спустилась с крыши и исчезла в окне. И опять. И снова. И ещё раз.
- Охренеть, - резюмировал Лёшка, не отводя взгляда от завораживающей, гипнотической траектории пивной банки. - Вот ему там хорошо.
Банка, совершив ещё несколько поступательных движений, замерла на крыше.
- Кажется, уснул, - сказала я. - Тогда я тоже вздремну, а ты бди.
Лёшка бдил.
Через час мы выползли на очередной обход. В Горце было тихо и даже никто не храпел.
В три двадцать заорала стоящая в соседней с Горцем секции Селика - редкостной красоты машина, вся такая лавандовая, но жутко капризная. Вопит по любому поводу. Помню, я как-то неслась к ней через всю стоянку под дождём, потому что, как выяснилось на месте, ей на чистый капот упал мокрый лист с дерева. В этот раз мы с Лёшкой были неподалёку и помчались на её вопли. Почему она орала, мы так и не поняли, зато она разбудила Сергея. Он подождал, пока мы уйдём в сторожку, и стал пробираться к выходу со стоянки, пугливо прячась в тени навесов, чем страшно нас рассмешил.
Утром, когда рассвело, мы подобрали упавшую с крыши Хайлэндера пустую пивную банку и три окурка. Больше никаких признаков разума там не было.
Лёшка ушёл домой в половине девятого, а я осталась ещё на 12 часов - подменяла свою сменщицу.
Сергей пришёл на стоянку вечером, около девяти. Мы как раз проводили партсобрание.
- Как спалось на стоянке? - не удержалась я от подкола. Сергей остановился и тяжело вздохнул.
- Да вообще одуреть. Что это со мной было?
- Интересный вопрос, - ответила я. - А что с Вами было-то?
А было вот что. Сергей с друзьями два дня куражились в зоне отдыха. Дома у Сергея рабочие делают ремонт, так что его домой не тянуло. Возвращаясь в город, он попросил друзей закинуть его на стоянку - мол, чего я буду у рабочих под ногами путаться, лучше пересижу в машине до вечера, а потом домой пойду.
- До какого вечера? - удивилась я. - Вас привезли в восьмом часу.
- Да как так в восьмом? - возмутился Сергей, сверкая ярко-синими глазами. - Часа три дня было всего!
- У меня сын тут уже был, а он приходит в шестом часу вечера. Мы уже спустились с табуреткой вниз, а значит, было около семи. И тут - Вы.
- А где я тогда был до этого времени? - у Сергея было такое растерянное лицо, которое нечасто можно увидеть у взрослых мужчин.
- Не знаю, - честно ответила я. - Но здесь Вас не было точно.
- Я сотку потерял, - признался Сергей. - А там 372 контакта. Как теперь их восстанавливать? Вы тут сотку не находили?
- Нет, - говорю, - не находила. Пустую пивную банку нашла, да, за Вашей машиной, и три окурка ещё.
- Это не мои, - открестился Сергей. - Я не курю. А Олег не приходил?
- Не было Олега. И бусик не выезжал. Вообще никто не подходил к Вашей машине.
- А я машину заводил?
- Нет. И фары не включали. И свет в салоне не зажигали. Только один раз задние огни включились - и всё.
- Это я случайно нажал, во сне, - смутился Сергей. - А дверь мне Вы открыли?
- Вы за кого меня принимаете? - возмутилась я. - Чего бы я к Вам полезла? Может, Вы решили отрешиться от мирской суеты, постигнуть дзен - и тут я?
- Ага, - хмыкнул Сергей, - дзен я точно постиг. Но как я умудрился вырубиться-то?
- Не знаю. Вы лежали...
- Это я специально кресло откинул, чтобы меня видно не было. Думал, Вы не заметите, - застенчиво признался Сергей. Я заржала. Рост у него метр девяносто пять и сложение атлетическое.
- Вы себя недооцениваете. Вас трудно не заметить.
Сергей потупился.
- Так вот, - говорю, - лежали Вы, лежали, потом стали банкой пивной семафорить, а потом её на крышу поставили и уснули.
- О Господи, - неверяще выдохнул Сергей, - это ещё зачем? Зачем я это делал? Почему на крышу?
- Ага, на крышу, - подтвердила я. - Над задними сиденьями.
Сергей побледнел.
- Что со мной было? - вопросил он. - Это точно был я?
- Ага, - радостно сообщила я, - точно. Вы ещё потом проснулись от воплей Селики и убежали со стоянки.
- И Вы... Вы это видели?
- Конечно. Камеры работали. И мы не спали, охраняли Ваш сон.
Сергей сгорел со стыда. Мы с Женей оставили его страдать в компании подъехавшего Гриши, а сами пошли домой. Женя ржал всю дорогу. Так весело наши партсобрания ещё не проходили.
Партсобрания - это наши вечерние сходки с трёпом обо всём. В парт. ячейку входим мы с Лёшкой, Женя (владелец серебристой Короллы) и Пасхальное яичко.
Однажды мы с Женей протрепались четыре часа. Где-то около одиннадцати вечера ему позвонила жена и поинтересовалась, дома ли он (жена работала в ночь). Женя честно ответил, что он на стоянке, у него тут партсобрание. Жена в сердцах сказала, что за это время нормальный мужик мог бы три раза налево сходить, а он на партсобрании торчит. После этого Женя заранее предупреждает супругу о том, что "сегодня у нас на стоянке партсобрание, так что я задержусь на неопределённое время".

А ещё у нас случился детективный роман.
Одна из сторожей, Галина, крупная дама лет под семьдесят, с пергидрольной стрижкой-химией и намалёванными синими тенями глазами (бывший торговый работник, сами понимаете), всю смену смотрит криминальный сериалы. Видимо, это наложило отпечаток на её восприятие действительности.
Реально дело было так. Тот самый БыстроБорис купил коровью тушу. Туша была разделана, мясо упаковано, а отходы были сложены в отдельный пакет. БыстроБорис приехал на стоянку поздно вечером, предварительно завезя мясо домой, живенько поставил машину, а пакет с отходами вытащил из багажника, чтоб не смердел там, и поставил рядом с машиной. Отходы он хотел утром вывезти на свалку - не ночью же туда ехать. Но утром Галина пришла на смену раньше, чем проснулся БыстроБорис, и увидела этот мешок. Дальше была феерия. Галина завела "Журнал для внутренего общения" (орфография Галины Г.), куда записала жуткую, леденящую кровь историю того утра.
Орфография, пунктуация и сокращения автора сохранены.
Смена с 16 на 17.06.17 г. Мукатаева Ш. и Утвай Х. не-внимательно отнеслись при обход сдачи друг-другу.
Утром 17.06.17 г. в 8.40 при приемке смены обходя и записывая, я Козачок Г.Г. обнаружила большой окровавленый мешок за машиной 884 место 76. Большой полный и завазаный - (облепленый - болшими жир. мухами). Что, можно подумать - (Труп). Позвала ночного дежурного он тоже незнает, что это такое (а человек который общается плохо - нечего непоймёт).
Со страхом открыли, а там рога - Коров. Позвонили хозяину хорошо он сознался, что ещё вечером вытащил с машины этот мешок, а вы и не видели. Будь-те повнимательнее. Шолпан - ты всё сердишся когда я пишу замечания ненад это наше внутрене, между охраниками. А естли-бы был (труп человека) и хозяин отказался от мешка как-бы вы это об"ясняли.
Ты, Шолпан - мудрее и уже давно работаеш, а твой напарник владеет плохо рус. языком ты его промуштруй.
А естли у тебя есть претензии к нашей смене ты пиши или позвони."

Мы с Лёшкой ржали истерически. Я отксерила этот шедевр и принесла домой - ржала вся семья. Женя на партсобрании едва по земле не катался от хохота. БыстроБорис долго веселился, потом попросил снять на телефон этот шедевр. Вечером того же дня он сказал, что сей опус имел оглушительный успех на шашлыках. Ржали, говорит, до слёз.
Галина Г. теперь получила прозвище "Жирмуха".

@темы: работа

URL
Комментарии
2017-06-27 в 00:26 

Элата
Хле́ба и зре́лищ! (лат. Panem et circenses) — возглас римской черни в римской империи (Ювенал, сат. X). Существует удачный перевод этой фразы (с точки зрения ее эмоционально-культурной составляющей),- "Жрать и ржать".
Я жрала подушку, пока читала ибо 7:20 утра. Даааа.... с такой работой, клиентами и коллегами точно не соскучишься.

2017-06-27 в 09:33 

Almina
Believe in miracles and they will happen!
:lol::lol::lol:
Какие у вас там истории!

   

My Inner Turbulence

главная